За кислородом

            Зима в этих краях долгая. В сентябре уже могут кружить первые белые мухи. Бывали случаи, когда выпавший снег больше не таял. Но если повезет, то осень может затянуться, балуя теплом и весь октябрь. Ночные заморозки в такие дни напоминают о себе утренней изморозью. Но на октябрьские праздники все равно бывают морозы, сковывающие озера и реки. И сразу начинаются работы по намораживанию ледовых переправ. Сначала широкими лопатами сдвигают в стороны снег, формируя валы для задержания воды. Потом из прорубей воду льют вручную или мотопомпами. Как только лед окрепнет и позволяет загнать технику, переправу намораживают, используя трактора с навесным оборудованием. Часто делают сразу две переправы. Пока намораживается одна, по другой открыто движение для транспорта. Хорошо, если морозы не ослабевают, тогда дорога появляется быстро. Но обычно после первых морозов наступает оттепель и работы на переправах приостанавливаются. Следующие морозы могут наступить не скоро. Потому каждый день, когда столбик термометра опускается ниже минус десяти, используется «на всю катушку». Если в ночь ожидается понижение, то обязательно люди будут работать вечером допоздна.

Как ни стараются быстро лить переправы, чистить, протаптывать дороги, а появляются они, в лучшем случае, к Новогодним праздникам. Самые нетерпеливые рискуют переезжать реки еще до открытия переправ. И не редки случаи, когда машины проваливаются и тонут. Но ничто не может остановить новых охотников, жаждущих побыстрее вырваться на «большую землю». Но вот дорога открыта, и десятки машин устремляются с грузом, за грузом и просто в ближайший город, закупиться к праздникам.

Энергетику леспромхоза предстояло выехать в командировку за кислородом. Выделили грузовичок ГАЗ, в который загрузили тридцать пустых кислородных баллонов. Молодой водитель, только недавно вернувшийся из армии, с радостью согласился, редко удается кому вырваться в город перед праздниками. Договорились выехать в пять утра. Предстояло пройти шестьдесят километров по зимнику и двести по бетонке. Если будет все хорошо, то в Тобольск должны были попасть к десяти утра. А к двенадцати ночи вернуться домой. Бывалые водители не любят загадывать наперед. И если им приходится отвечать на вопрос, то часто услышишь:  - Дорога покажет.

Выехали, как и планировали. Поселок еще спал, погруженный в темноту. Небо усыпано звездами. Снег под колесами поскрипывал от легкого морозца.

- Звать тебя как, – поинтересовался молодой энергетик у водителя.

- Николай.

- Меня Александр, можно без отчества. Дорогу знаешь?

- Нет, механик сказал, что вы знаете.

- Да, в прошлом году пришлось поездить.

Дорога петляла по лесу вдоль речушки. В темноте ее, конечно, не было видно. Фары хорошо освещали заснеженную дорогу перед машиной и два снежных вала по бокам. На ней с трудом могли разъехаться встречные грузовики, потому часто попадались «карманы» для разъезда. Завидев вдали свет фар встречной машины, шофер искал ближайший карман и съезжал в него, гася свет и оставляя только габаритные огни. Встречный водитель понимал, его пропускают. Несмотря, на очень раннее время, по зимнику попались несколько машин на встречу. Водители останавливались, расспрашивали, правильно ли едут, можно по этой дороге попасть в Цингалы и в Ханты-Мансийск, закуривали и разъезжались в разные стороны.

Выехали на пойму озера.

- Скоро Иртыш, у переправы притормози. Там их две, надо посмотреть, какая открыта, – предупредил энергетик. Впрочем, по следу прошедших машин было видно, что открыта левая сторона. У правой переправы выставлен знак «кирпич». Ограничение грузоподъемности было десять тонн. Спустились на лед, впереди открылась гладкая дорожка, уходящая в темноту.

- И сколько тут ширина Иртыша, – поинтересовался водитель.

- Да с полкилометра наверно.

- А глубина?

- Десяток метров будет.

Водитель добавил газу.

- Не гони, – потребовал Александр, – лед не успеет прогибаться под машиной и могут пойти разломы. А то и еще хуже, можем провалиться. Ограничение скорости не зря ставят.

За переправой дорога ушла вправо, и стала огибать высокий холм. Вскоре показались огни деревни.

- Демьянское, там надо будет подниматься на эту гору. Есть два места. Первое прямое, но очень крутой подъем. Камазы часто не могут выехать и скатываются вниз, складывая прицепы и ломая седла, – стал пояснять энергетик, – в гололед там вообще невозможно подняться. Второе положе, но проходит по оврагу и сильно петляет, если попадается встречная, то может запросто зацепить.

- Так по какой поедем?

- Каждый раз, как едешь по одной, думаешь, надо было ехать по другой. Давай по ближней, крутой, поднимемся. Гололеда вроде нет.

На подъеме никого не было.

- Ты заранее перейди на вторую передачу. И главное без пробуксовки газку подбавляй. Если начнем пробуксовывать, то скатимся вниз.

- Я знаю, – водителю не понравилось, что его все время поучают. Поднялись с первого раза, только в одном месте колеса стали проворачиваться, но водитель вовремя сбавил газ.

Теперь дорога бежала по бетонке. Здесь уже часто попадались попутные и встречные машины. Бетонка плавно уходила на подъемы и спуски, скрывалась за холмами, выходила на низины и болота. Ближе к Тобольску даже стал попадаться асфальт с дорожной разметкой. Но укатанный снег ее скрывал. Что бы скоротать время, рассказывали анекдоты и байки.

- Раньше Федосеев часто за кислородом ездил, леспромхозовский снабженец, – начал очередной рассказ энергетик, – Вот так же, перед Новым годом, поехали на тентованном «шестьдесят шестом» Газончике, вездеходе, за кислородом. Кислород надо получать в Сумкино, ремонтная база пароходства. А Сумкино за Иртышом находится. Иртыш уже стоял, переправу только намораживали, а паром почему-то не работал. Может сломан был, может еще чего. Переправа закрыта, днем милиция дежурит, а ночью никого. Они с водителем днем по магазинам проехались, набрали продуктов к празднику и два ящика водки, мужики заказали. В поселке сухой закон был тогда. А ночью решили переехать реку. По сугробу объехали шлагбаум и на лед. Метрах в пятидесяти от берега машина провалилась. Сами они успели выпрыгнуть, а грузовик целиком ушел под воду, только верх тента кузова был виден. Перепугались в усмерть. Однако машину надо вытаскивать. Федосеев давно уже кислород возит, зимой машинами, а летом на самолете отправляет. В аэропорту всех знает. Бросился он в аэропорт за помощью.

- А чем аэропорт мог помочь?

- Вертолетом с подвеской. Не простой «восмеркой», конечно. Машина с баллонами тонн семь весит. Нужен тяжелый вертолет. Пообещал рассчитаться ящиком водки с машины, если ее достанут. Связались с Плеханово в Тюмени, тоже аэропорт местный. Там сказали, что утром пойдет Ми-26 на Сургут, зайдет на один подъем. Нужно подвеску приготовить и машину зацепить. Подвеску дали в Тобольском порту, а вот водолазов он поехал искать в Сумкино. За пол ящика договорился. К утру, водолазы уже подцепили машину. Вертолет подошел и с ходу зацепил подвеску, перенес грузовик на берег и опустил. Федосеев сразу в кузов кинулся, вся водка была целая. Ящик тут же на тросу подняли в вертушку и та ушла. Пол ящика, отдал водолазам. Машину договорился поставить на ЦРМ – центральные мастерские, где леспромхоз трелевочники ремонтировал. За оставшуюся водку, мужики перебрали движок и поменяли все масла в коробке, раздатке, в мостах и двигателе. Пока три дня ремонтировались и переправу открыли. А в леспромхозе сказал, что ждали переправу.

- А откуда узнали?

- Из Тобольска милиция протокол прислала. Видно водки не хватило откупиться – пошутил рассказчик.

- Страшно наверно тонуть?

- Еще бы. Правда сам не тонул, точно не знаю, – рассмеялся энергетик.

- Я сам в прошлом году тоже наприключался, – вновь заговорил энергетик, – поехали за кислородом на Зилке, в марте. Уже рассвело, под Уватом стоит на обочине новенькая семерка с транзитными номерами. Въехала в сугроб и не может выбраться. Двое мужиков вокруг нее суетятся. Увидели нас, стали останавливать. Мы развернулись, что бы удобнее вытаскивать было. Они зацепили тросик и кричат – Трогай. А сами стоят рядом и никто не сел за руль. Зилок тронул и вытащил семерку. Только она не остановилась, а стала подкатываться под грузовик. Мы бросились ее держать, да на обледеневшем асфальте где ее удержишь? Подкатилась она под задок и кузовные балки  выдавили у нее заднее стекло, и две полосы оставили на крышке багажника. Что же вы никто не сели за руль, спрашиваю, а они застыли и смотрят на раздавленное стекло. Я быстро отстегнул трос с крюка и в машину. Водителю кричу, сматываемся, он понять не может, что да почему. Рванули, а в след крики и ругань. Проехали с пяток километров, я и соображаю, что едем в обратную сторону. Пришлось развернуться и снова в Тобольск. Едем и гадаем, уехали они или еще стоят. Уехали. А через тридцать километров снова Жигули и опять машут. Водила еще пошутил, – Наши, поди, опять врюхались. Подъезжаем, точно, они. Опять машут, и тоже нас узнали. Тот, что с лопатой стоял, бросился на нас, хотел видимо лопатой по машине со злости заехать. Водила в сторону, хорошо, что на встречке никого не было. Тогда мужик кидает лопату прямо в стекло. Но она рукояткой бьется об капот и через кабину перелетает в кузов. Мы перепуганные, не останавливаясь, по газам и деру. Полчаса отходили, пока водила не начал смеяться. Ты, чего, спрашиваю, а он, – Без стекла, без капота остались, в сугробе сидят, еще и лопаты лишились. Тут уж и меня смех разобрал.

- Здорово помогли.

- Это еще не все. На обратном пути, перед Демьянском, нас занесло на колее и выбросило под обочину. Зилок лег в кювет на бок, на снег. Водитель на меня слетел, придавил. Лежим и слышим, как баллоны катятся из кузова, стучат друг по другу, и ждем, который рванет. И картинка в глазах, как баллон летит и протыкает кабину и нас. Обошлось. Потом поймали Урал, он нас лебедкой вытащил, Зилок поставили на колеса. Пришлось еще полтора десятка выпавших баллонов по пояс в снегу вытаскивать снизу вверх на дорогу и грузить в кузов. Вымотались хуже собак. Вот так посмеялись над мужичками.

Энергетик закурил и замолчал, вспоминая свои злоключения. Скоро Тобольск. Рассвет уже потушил звезды, а машины свои фары. На одном из подъемов, водитель попытался переключиться на вторую передачу, но у него не получилось. С трудом включил первую и грузовичок взобрался на бугор. Водитель снова хотел перейти на вторую передачу, но она никак не включалась.

- Что случилось, – забеспокоился энергетик.

- Да не включается никак, – растерянно пробормотал водитель. Остановились и попробовали включить передачу на месте. Включилась, но на ходу опять, ни в какую. Стали гадать, в чем причина. Сошлись на том, что полетел синхронизатор в коробке передач. Возвращаться не стали, Тобольск уже был рядом, да и без второй можно тоже попытаться обойтись. Первым делом приехали на станцию и обменяли пустые баллоны на заполненные кислородом. Разгружали и грузили сами. Каждый баллон весил больше девяноста килограмм. Сначала все тридцать баллонов, увязанных толстой веревкой, поднимали, потом выкатывали из кузова и катили по площадке в станцию. Энергетик уже имел сноровку. Он ловко наклонял слегка баллон и начинал его вращать одной рукой, другой придерживая за верхний защитный колпак на кране. У водителя баллоны норовили убежать куда-то в сторону или вовсе завалиться.

- Как же вы их в снегу таскали, – спросил после водитель, – Их и на площадке с трудом ворочаешь.

- Да как? Матерясь, и таскали, куда же деться было?

После обеда выехали в город. Нужно было скупиться перед Новогодним праздником. Набрали продуктов, пива, мороженного, шампанского. Все брали упаковками. В поселке было с кем поделить. Водитель постоянно забывал, что нет второй передачи, и то и дело глох на перекрестках. Энергетик стал ему каждый раз напоминать, – Второй нету.

Выехали из города уже в сумерках. Городская суета осталась позади. Машины все реже и реже попадали на встречу. В тридцати километрах от города остановил инспектор ГАИ. Проверив документы, накладные и порядок укладки опасного груза, он заявил водителю, что тот с нарушением перевозит опасный груз. Нет опознавательных знаков, красных флажков. Флажки лежали в кузове, не прибитые к бортам. А потому следует уплатить штраф три рубля. У водителя не осталось денег, все было истрачено в магазинах. Пришлось занять десятку у энергетика. Но у инспектора не было сдачи. Предложили ждать, пока не оштрафуют еще кого. Машины проходили редко и без нарушений. После получасового ожидания, энергетик пошел сам к инспекторам, сидевшим в машине, и стал настаивать, что бы дали сдачу и отпустили или вернули десятку, раз не могут рассчитаться. Старший инспектор, в звании лейтенант, приказал сержанту проверить машину еще раз «Как следует». Сержант обошел машину, снова заглянул в кузов, потом сел за руль, несколько раз выжал педаль сцепления и довольный заявил, – У вас сцепление не работает, гоняет выжимной подшипник. Выписываю еще один штраф на три рубля. После чего сдача в четыре рубля, наконец, нашлась.

Возмущенные и раздосадованные поехали дальше. На крутом спуске, водитель, не переключаясь на пониженную передачу, раз ее не было, стал притормаживать. Нога вдруг резко провалилась, не встречая сопротивления педали тормоза. С испугу он начал нажимать на тормоз еще и еще.

- Ты что делаешь, – вскрикнул энергетик.

- Тормоза пропали, – испуганно ответил водитель. Вцепившись в руль двумя руками, он пытался удержать разгоняющийся грузовик на дороге. Энергетик стал тянуть рычаг ручного тормоза, явно не рассчитанного на такую ситуацию. Им повезло, что не было встречных машин. Разогнавшийся грузовик трясся и подпрыгивал на ухабах, гремя всеми баллонами в кузове. Когда спуск закончился, он еще долго катился по инерции.

- Наверно лопнул тормозной шланг. И ты выкачал всю жидкость, – предположил энергетик, – в запасе есть? Можно зажать трубку и восстановить тормоза хотя бы на три колеса.

- Жидкости нет.

- Тогда придется ехать без тормозов.

Остановились и осмотрели шланги. В потемках, водитель ощупал шланги и нашел порванный. Остаток шланга пережали и скрутили проволокой. Но тормозов не было. Теперь на спусках ехали на первой передаче, тормозя «двигателем». Иногда, ровные участки дороги позволяли ехать на четвертой передаче. Важно было вовремя переключиться на пониженную передачу и не поддаваться соблазну добавить газку. Дорога показалось очень долгой и опасной. Каждый спуск и подъем вызывал неприятную тревогу и опасения. Но все обошлось.

К Демьянску подъехали в четвертом часу ночи. Предстояло спускаться с высокой горки в низину. Выбрали дорогу по оврагу. Она была извилистой, но относительно пологой. На первой передаче можно было съехать с минимальным риском.

- Когда подъедем к церквушке, переключись на первую передачу, сразу за ней начинается спуск, – предупредил энергетик. Но уклон начался раньше, грузовик легко пошел накатом, увеличивая скорость. Водитель судорожно пытался включить первую передачу, но это не удавалось. Коробка скрежетала шестернями и не слушалась. Машина входила в спуск.

- Ты что делаешь?! Влево поворачивай! В улицу, – энергетик вцепился в руль и стал выворачивать влево. Грузовик в последний момент вписался в узкий, расчищенный трактором проезд для одной машины. Водитель, плохо понимая, что происходит, решил, что ошибся дорогой. Когда машина, на подъеме дороге по улице, сбавила ход, он, наконец, воткнул первую передачу и добавил газу, что бы продолжить движение.

- Не газуй! Останавливайся! Куда ты? Стой, – кричал пассажир. Машина встала, застряв в снегу.

- Ты же сам кричал сворачивать в улицу, – тоже стал кричать, растерявшийся водитель.

- А ты хотел без тормозов, на нейтрали в овраг нырнуть?! С баллонами в кузове?! Да нас бы перевернуло или еще хуже, влетели бы во встречную машину, – все еще не мог успокоиться энергетик, – да рвани хоть один баллон, нас бы по кускам собирали.

Вышли из машины и нервно закурили. Застряли основательно. Помочь мог только трактор, да где ж его взять? Хорошо, что была в кузове лопата, стали по очереди откапывать автомобиль. Через час, наконец, удалось выехать задним ходом назад к церкви. Теперь спускались в овраг на первой передаче. Опять повезло, что не было встречных машин.

- Да, тут и на второй было бы опасно, – промолвил энергетик, когда овраг минули и выехали на ровный участок, – что там с бензином? Вон огни заправки, может заправимся?

- Да бензин есть, еще четверть бака, до дому хватит.

- А если застрянем и всю ночь, до утра, двигатель не будем глушить, хватит?

- Не знаю.

- Тогда лучше заправиться, хотя бы литров двадцать долить.

Заправившись, поехали к переправе через Иртыш.

- У переправы приостанови, посмотрим какой стороной ехать.

Но в ночи разглядеть знаки толком не удалось, они были установлены под углом, и на переправу надо было въезжать, выходя из поворота. Не разобравшись, какая из двух открыта, направились к дальней, по которой проезжали сутки назад. Фары высветили ровную гладкую поверхность намороженного льда. Машина резво рванулась вперед. И вдруг, из-под колес взметнулась вверх и в стороны вода. Попутчики испугались, машина тонула. Водитель резко вывернул руль вправо, пытаясь вырваться из полыньи. Машина резко развернулась и метнулась на высокие ледяные валы снега, перескочив передними колесами вал, и зависнув, она остановилась. Перепуганные люди выскочили и метнулись в стороны.

Только через несколько минут, придя в себя, они поняли что произошло. Недавно переправу залили большим слоем воды. Лед схватился только сверху, под ним все еще была не застывшая вода. Когда машина проломила верхний слой льда, вода и вырвалась наружу. Эффект получился впечатляющий, как будто машина действительно проваливалась. Обойдя ее кругом, мужчины убедились, что опасности нет. Теперь предстояло выехать задним ходом на переправу. Колеса скользили по мокрому льду, не находя за что можно зацепиться. Попытались лопатой долбить лед, что бы создать сколы, но колесам этого не хватало.  В ход пошли все подручные материалы, какие только нашли в кузове. Водитель пожертвовал даже свою фуфайку, которую возил на случай ремонта, что бы подстелить на промороженную землю. Все было тщетно.

Оставалась надежда, что их заметят из проезжающих машин и помогут. Долго никого не было. Наконец, показались фары на противоположном берегу. Автомобиль спустился по другой стороне переправы. Энергетик бросился бежать по льду реки к другому проезду, на бегу размахивая и крича. Между двумя переправами около пятидесяти метров изломанного, торчащего торосами, льда, занесенного снегом выше колена. Быстро бежать не получалось. Энергетик несколько раз упал, зарываясь в снег. С грузовика их не заметили и проехали мимо. Пришлось вернуться ни с чем. Когда и вторую машину не удалось остановить, решили по очереди дежурить на съезде переправы у знаков. Мороз был крепок и менялись через двадцать минут. Энергетик уже пошел второй раз к машине, что бы обогреться, когда увидел вдали свет фар. Вышел на дорогу в свет фар, что бы его было видно издали. Остановился полноприводный Зил. Газончик выдернули легко, поблагодарили водителя и выехали с переправы назад. Затем переехали ее другой стороной.

Вот она, дорога, идущая к дому, оставалось всего-то пятьдесят километров. Прошли пойму и углубились в лес. Вновь потянулась узкая ленточка, где с трудом могли разъехаться два грузовика. Впереди показался свет фар двух машин. Карман для разъезда не попадался, и машины вплотную приблизились друг к другу. Из переднего Урала вышел парень и подошел. Водитель и энергетик тоже вышли и поздоровались.

- Давайте примите вправо, что бы мы могли протиснуться, – предложил подошедший.

- Да как же мы примем вправо, у нас не вездеход. Это вам можно въехать на Уралах на бровку снега, – отозвался энергетик.

- Снег смерзся, нам его не протоптать, принимайте вправо, мы вас потом выдернем. Задняя машина с тросом.

На том и порешили. Газон, насколько это было возможно, прижался правой стороной, колесами завязнув в снежном валу. Уралы, прижимаясь к своей стороне, стали протискиваться. Борт Урала угрожающе стал тереться о борт Газона. Пришлось обеим мужчинам залезть в кузов и, упираясь руками в высокие борта Урала, разводить их. Первый прошел. Второй двинулся по следу первого и вновь борта сошлись. Крюк заднего борта Урала зацепился за такой же бортовой крюк Газона, но у кабины и машину стало разворачивать поперек дороги. Водитель с энергетиком закричали, но Урал не останавливаясь продолжал движение, грозя вырвать борт. Когда Газон встал поперек дороги, крючья расцепились и машины разошлись.

- Стой. Стой! Куда?! Стой!!!

Но Уралы, не останавливаясь ушли.

- Во попали, – присел водитель на баллоны в кузове.

- Влипли, – согласился энергетик, – Кто–то из нас грешил вчера. Точнее уже позавчера.

- Что-то много для одного, наверно оба грешили, – зло отозвался водитель.

Взяв лопату, спустились из кузова. Снова предстояло копать и разворачивать грузовик. Между машиной и снежными валами оставалось меньше метра.

Нужно было сдавать назад и, упершись в вал, удерживать машину тормозами на месте, пока водитель выворачивал руль в другую сторону. Затем поддать вперед и снова на тормоза и опять выворачивать руль. Но беда была в том, что тормозов не было, и каждый раз машина норовила скатиться назад, на середину корытообразной дороги. Энергетик пытался держать ее, упираясь в снежный вал, пытался втыкать лопату сразу у колеса, используя ее как рычаг, но ничего не получалось. Все ж таки грузовик был тяжел. Провозившись более получаса и ничего не добившись, стали ждать, что еще кто-то проедет по дороге. Только через час показался свет фар. Обрадовались, вышли на дорогу. Хорошо бы Урал или любой другой вездеход. Однако подъехали Жигули. Такой машиной Газон не развернешь. Подошел водитель Жигулей, – Что случилось?

- Да вот, Урал зацепил бортовым крючком и развернул.

- Ну и че стоите? Разворачивайтесь.

- Тормозов нет. Не можем удержать, скатывается. Пробовали уже.

Мужик развернулся и пошел к Жигулям. Из легковушки вышли еще двое. Теперь в вчетвером получалось удерживать Газон, и вскоре он развернулся.

- Спасибо Вам.

- Да чего уж там. Езжайте.

Измученные, не выспавшиеся, находящиеся в пути уже две ночи, въехали в родной поселок. Люди уже шли на работу. У гаража коптили лесовозы. В каптерке завгар выписывал путевки шоферам.

- Ну как съездили?

- Ввек не забуду, – усмехнулся энергетик и пошел домой отсыпаться.

О сайте Алвиго

Волею случая оказался в Западной Сибири, за что благодарен судьбе. Отработал полный северный стаж. Этот край стал мне близок и дорог, как вторая родина - родина моих детей. Как край, в котором живет большая часть моих друзей.
Эта запись была опубликована в рубрике Новости. Добавить в закладки ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>